Реклама

Здесь могла быть ваша реклама

Статистика

Энтони Роббинс "Разбуди - в себе исполина"

Эти нейроны действуют независимо, но они также связаны и с другими нейронами через удивительную сеть из нервных волокон длиной 150 000 километров. Способность мозга обрабатывать информацию бывает разной, особенно когда выдумаете, что компьютер — даже самый быстродействующий — может создавать соединения по одному за единицу времени. В мозгу же, в отличие от компьютера, реакция в одном нейроне распространяется до сотен тысяч других в промежуток времени менее чем 20 миллисекунд. Чтобы вам проще было это представить, скажу, что это в десять раз меньше, чем то время, которое необходимо вашему глазу, чтобы моргнуть.

Нейрону требуется в миллион раз больше времени, чтобы послать сигнал, чем нужно для обычного переключения компьютера, тем не менее, мозг может узнать знакомое лицо менее чем за секунду — способность, превосходящая возможности самых мощных компьютеров. Мозг достигает этой скорости потому, что, в отличие от поэтапного действия компьютера, миллиарды его нейронов могут одновременно наброситься на проблему.

Таким образом, имея в своем распоряжении всю эту невероятную силу, почему мы не можем постоянно чувствовать себя счастливыми? Почему мы не можем изменить таких привычек, как курение или пристрастие к спиртному, переедание или откладывание дел на потом? Почему мы не можем немедленно сбросить с себя депрессивное состояние, покончить с разочарованиями и быть веселыми каждый день своей жизни? Мы можем! У каждого из нас имеется в распоряжении самый удивительный компьютер на планете, но, к сожалению, никто не дал нам руководства по его эксплуатации. Большинство из нас не имеет никакого представления о том, как в действительности работает наш мозг, поэтому мы пытаемся придумать свой способ измениться, когда на самом деле наше поведение берет свои корни в нашей нервной системе в виде физических соединений, или, как я их называю, нейроассоциаций.

НЕВРОЛОГИЯ: ВАШ ПРОПУСК К ДЛИТЕЛЬНОМУ ИЗМЕНЕНИЮ

Достижения в области познания человеческого разума возможны благодаря согласованности между двумя совершенно разными областями: нейробиологией (исследующей работу мозга) и вычислительной наукой. Интеграция этих наук создала дисциплину неврологию. Неврологи изучали, как создаются нейроассоциаций и обнаружили, что нейроны постоянно посылают электрохимические сообщения по невральным каналам, которые очень похожи на оживленные улицы в деловой части города. Эта коммуникация происходит неожиданно, каждая мысль или воспоминание движется по своей собственной дорожке, в то время как миллиарды других импульсов идут по своим направлениям. Такая организация дает нам возможность мысленно играть в детскую игру, начиная с воспоминаний о запахе хвои в сосновом бору после дождя до часто звучащей мелодии любимого бродвейского мюзикла, или мозаики планов проведения вечера с любимым человеком, или ощущения от прикосновения крошечного пальчика новорожденного младенца.

Эта сложная система позволяет нам не только наслаждаться красотой нашего мира, но и выжить в нем. Всякий раз, когда мы испытываем большое страдание или радость, наш мозг выискивает причину и записывает ее в нашу нервную систему, чтобы дать нам возможность принять лучшие решения относительно того, что делать в будущем. Например, не имея в мозгу нейроассоциации, которая могла бы напомнить вам, что, засовывая руку в открытый огонь, вы можете получить ожоги, вы, возможно, допускали бы эту ошибку снова и снова, до тех пор пока ваша рука не обгорела бы основательно. Таким образом, нейроассоциации быстро обеспечивают наш мозг сигналами, которые помогают нам получить повторный доступ к памяти и спокойно маневрировать, оберегая от опасности нашу жизнь.

"В унылом разуме вся природа дремлет. В просвещенном разуме весь мир горит и сверкает огнями".

РАЛФ УОЛДО ЭМЕРСОН

Когда мы что-то делаем впервые, то создаем физическую связь, тонкую невральную нить, которая обеспечивает нам повторный доступ к этой эмоции или поведению в будущем. Представим это так: каждый раз, когда мы повторяем данную модель поведения, связь усиливается. Мы добавляем еще одну нить к нашему невральному соединению. При частых повторениях и эмоциональной интенсивности мы можем "вплести в эту канву" множество нитей одновременно, укрепляя силу этой эмоциональной или бихевиоральной модели, пока наконец не создастся "открытая улица для поведения или чувства". Это происходит, когда мы постоянно вынуждаем себя испытывать эти чувства или вести себя таким образом. Другими словами, это соединение становится, как я уже назвал его, невральным "суперхауэем", который и приведет нас к автоматической и постоянной форме поведения.

Нейроассоциация является биологической реальностью — это физическая величина. Опять-таки, это происходит потому, что простое обдумывание способа, как произвести изменение, обычно бывает неэффективным, наши нейроассоциации являются средством выживания и закрепляются в нашей нервной системе, скорее, как физические соединения, а не какие-то неосязаемые "воспоминания". Майкл Марцених из Калифорнийского университета в Сан-Франциско научно доказал, что чем больше мы потворствуем той или иной модели поведения, тем сильнее становится эта модель.

Мерцених изображал в виде карт опеределенные зоны мозга обезьяны, которые сначала приводились в действие от прикосновения к одному из пальцев на руке обезьяны. Затем он приучил обезьяну использовать преимущественно этот палец при добывании пищи. Когда Мерцених заново создавал карты зон в мозгу обезьяны, на которые оказывалось воздействие путем прикосновения, то обнаружил, что данная зона, реагирующая на сигналы при дополнительном использовании этого пальца, расширилась почти на 600 процентов! И теперь обезьяна продолжала следовать заданной форме поведения даже после того, как перестала получать поощрение, так как невральный путь был уже достаточно сильно закреплен.

У человека подобным примером могло бы служить поведение курильщика, которому курение уже больше не доставляет удовольствия, но он продолжает чувствовать к этому тягу. Почему это происходит? Этот человек физически "привязан" к курению. Этим же объясняется, почему вам бывает так трудно осуществить изменение своих привычных эмоциональных моделей или поведения. У вас не просто "была привычка" — в данной нервной системе создалась целая сеть сильных нейроассоциации.

Мы неосознанно развиваем эти нейроассоциации, позволяя себе постоянно потакать тем или иным эмоциям или моделям поведения. Всякий раз, когда вы доставляете себе удовольствие поддаться гневу или закричать на любимого человека, вы укрепляете невральные связи и повышаете вероятность того, что повторите это опять.

Это полезно знать тем, кто хочет изменить свои привычки! Если вы просто перестанете потворствовать конкретному поведению или эмоциям на протяжении довольно длительного времени, если просто прервете свою обычную модель поведения на достаточно длительный срок, то невральная связь начнет ослабевать и в конце концов атрофируется. Таким образом, расслабляющий эмоциональный образец или форма поведения исчезнут вместе с ней. Следует помнить, что это относится также и к вспышкам гнева: если вы перестанете им поддаваться какое-то время — они постепенно истощатся. Помните: невостребованное мужество убывает. Отказ от привычки брать на себя обязательства ослабляет эту тенденцию. Невыраженная страсть угасает.

"Недостаточно иметь глубокий ум; главное — уметь правильно его использовать".

РЕНЕ ДЕКАРТ

Наука о нейроассоциативной обусловленности предлагает шесть этапов, специально разработанных для изменения поведения путем разрушения расслабляющей модели. Но сначала мы должны понять, как мозг создает нейроассоциацию. Всякий раз, когда вы испытываете сильное страдание или радость, ваш мозг немедленно начинает выискивать причину. Для этого он пользуется следующими тремя критериями:

< Назад | Дальше >